Виктор Рябов

Статья для журнала «Шансон», 2007г. \не опубликована\

 

 

       Мы познакомились осенью 1979 года – учились в одной группе на заочном отделении Оренбургского политехнического института. Сошлись быстро –  мы любили петь песни под гитару, выпивать по вечерам и несерьезно относились к учебному процессу – каждый по своей причине. Витя больше любил Высоцкого, я Окуджаву – но нас примиряло уважение к необычной по тем временам группе «Машина времени». По окончании первого семестра по настоянию бабушки, у которой я жил в Оренбурге, родители забрали меня на историческую родину, в г.Новотроицк – дабы прекратить ежевечерние походы. Летом я поступил в московский институт, Витя остался в Оренбурге – судьба развела нас на много лет.

       Летом 1998-го я приехал в Оренбург договориться о студийной записи альбома моего приятеля Бориса Ильинкова \Иерусалимова\. В студии ДК «Газовик» я попросил что-нибудь, что они уже делали – звукорежиссер Дима Смирнов дал мне кассету с записью альбома «Медный крест» оренбургского автора Виктора Рябова. Имя показалось мне знакомым. Поставил кассету, забрал жену из какого-то магазина. Чтобы лучше понять дальнейшее, скажу, что ездил я тогда в большой черной машине с боевым «макаровым» под мышкой.

      Дальше словами жены: «Сажусь в машину, вижу, у тебя слезы текут – подумала, позвонили по сотовому, кто-то близкий умер. Спрашиваю, что случилось - ты молчишь, готов всерьёз заплакать. Мне уже самой плохо – тут только ты ткнул пальцем в магнитофон и выдавил – «слушай»».

      Так я впервые услышал Виктора Рябова и песню, которая была и остается его «визитной карточкой» - «Медный крест». Я наконец вспомнил имя, но просто не верилось, что это мог написать мой близкий друг юности, с которым судьба свела нас коротко на какие-то 4-5 месяцев сразу после школы и развела – почти на 20 лет.

 

 

 

"Мы живем, подменяя мораль страхом."

 

"Государство - не хранилище моральных ценностей. Таким хранилищем может быть только индивидуальная этическая система."

                                                                  Эрве Базен

 

"... сказал Он расслабленному: встань, возьми постель твою и иди в дом твой."

Евангелие от Луки, гл.5

 

       – возвращайся к себе, к тому, каким создал тебя Господь. Тема Творца возникает в творчестве Виктора Рябова в третьем альбоме. В песне «Медный крест» эта тема скорее вспомогательная, служебная, но уже тогда удивительно органично вписанная в содержание. В последнем альбоме – «Васильковая страна» -  она становится ключевой, естественной составляющей чуть ли не в каждом тексте – при этом органичность, естественность звучания этой темы поразительна. Мы просто забыли, что каких-то сто лет назад иначе и быть не могло – русская поэзия без этого обойтись не могла. Вспомните, с какой уверенностью и убедительностью она звучала у Лермонтова «Но есть и Божий суд, наперстники разврата, есть грозный суд, он не доступен звону злата!...».  Как проходит через всю поэзию Пушкина. Это отдельная тема, но это факт – даже разного рода модернисты начала 20-го века не могли ее обойти, при всем кризисе религии в те предгрозовые времена. \Оговорюсь, что вопрос о кризисе тоже остается вопросом – «а был ли мальчик?» - т.е. кризис?\

 

                           

"На свете счастья нет,

Но есть покой и воля..."

                        А.Пушкин

 

     При всей трагичности его песен, творчество Виктора Рябова удивительно оптимистично. Может быть, потому, что в нем красной нитью проходит мысль о любви и чувство любви. А Любовь и Бог – синонимы. То, что в трудных жизненных ситуациях его песни оказывают «ярковыраженный положительный терапевтический эффект» знают все, кто имел счастье с ними познакомиться. Я не знаю, как эту мысль выразить точнее. Может быть, глубина и сила воздействия «песенных» переживаний каким-то образом вытесняют реальные, или каким-то образом помогают переосмыслить их. Но «лечащая» сила текстов несомненна.

 

 

"Не нагонит больше их охрана,

Не настигнет лагерный конвой,

Лишь одни созвездья Магадана

Засверкают, встав над головой."

                        Н.Заболоцкий  

      

      Так называемая «тюремная» тема постоянно возникает в творчестве Виктора Рябова. Надо сказать, что, в отличии от многих авторов «тюремных», «блатных» текстов Виктор вкус несвободы попробовал реально – три месяца предварительного следствия – три месяца крытой тюрьмы Оренбурга. Однако на певца «блатного мира» Виктор не претендовал и не претендует. Другое дело, что Виктор, опять таки, имеет полное право повторить слова Анны Ахматовой «Я всегда была с своим народом, там, где мой народ, к несчастью, был…». Так уж распорядился Создатель, что его слова «Слава Богу, на гармошке, научила жизнь играть» ни на каплю не искажают истинное положение дел. Кроме комнаты в доме с «удобствами» на улице и гитары на момент написания этих строк у Виктора действительно ничего нет. И я не думаю, что это хорошо. «Он заслужил покой» - уже того, что создано Виктором Рябовым, достаточно, чтобы считать и жизнь, и личность состоявшимися. Близкое слово и ноту в его творчестве может найти и босяк, и профессор, бедняк и богач. Почитайте, послушайте – если Вы любите или хотя бы воспринимаете осмысленную песню, полагаю, Вы со мной согласитесь. 

 

 

“И когда, после нашей ошибки,

Всё исчезнет, конторы и банки,

Мы поселимся в крепком бункере,

Где на стенах лишь пив-

ные банки...”

                        Игорь Колобов, мой хороший приятель.

© 2019 Виктор Рябов. 1962-2008г

Официальный представитель

Юрий Кожемякин

т.+7-916-16-555-16

эл.адрес kojemiak16@gmail.com

  • Иконка Twitter с прозрачным фоном
  • Иконка Facebook с прозрачным фоном
  • Иконка SoundСloud с прозрачным фоном
Лицо коробки